Киевский клуб технического дайвинга "TekForce"   Главная Добавить в избранное "TekForce" Контакты  
"TekForce" Technical Diving Club
Deep Wrecks Nitrox, trimix, heliox, rebreather...
Home Page
О нас
Новости
Экспедиции, погружения
Встречи
Фото галерея
Как нас найти
   
Дайвер всегда должен знать какая погода в его регионе.

 

  Подводное снаряжение и другая информация которая может пригодится дайверу:
Многие представительства СМИ часто обращаются к теме дайвинга и ребризеров, в свете, средств и систем для технического дайвинга.
 

"Сквозь строй жизни"
Главы из автобиографического романа Каллистрата Жакова


Книга 3. Глава XXV.
ГАРАМОРТ В ЯПОНСКОМ МОРЕ

На пароходе "Симбирск", в 1-м классе, как господа великие, хотя на самом деле мы были два бедняка, отправились мы, миновав залив Петра Великого, в Японское море. С великим любопытством глядел я, как берега исчезали, превращаясь как бы в отрывки отдаленных скользящих вдоль горизонта облаков.

Землистость исчезла, и все стало воздушным в голубой дали, вскоре мы видели только окружную равнину моря, слиянную с куполом неба едва заметной линией горизонта. Не без душевного волнения глядели мы с Кузьмичом с палубы парохода, как волны возрастали кругом, а лежащие внизу их подволны все выше поднимали свои головы.
Все сложно, ритмично в этом мире, думал я, как живая поверхность этого моря.

Оба мы боялись морской болезни. Когда спускались вниз, в каюту, там чувствовали мы еще большую качку. Ни пить, ни есть там было нельзя, чашки падали из рук, ложка в рот не попадала. Чувствовалось головокружение и какая-то тоскливость. Умный Кузьмич лег на свою койку, закупорив уши ватой (какой-то деляга посоветовал ему). Тогда я один пустился бродить по столовой, держась то за один, то за другой столб. "Нет, Гараморт, ты не ложись, а выпей бутылку пива для храбрости и иди на палубу, ты к нежностям не привык, суровый сын севера".
Так я и сделал, как посоветовал себе. Выпил бутылку пива, которую принес мне официант, и пошел на палубу...

Между тем ночь спускалась с неба на море, пассажиры и матросы все ушли по своим норам, и длинная палуба была пуста... Вскоре луна показалась где-то вдали. Качаясь из стороны в сторону, ходил я по палубе, вглядываясь в бурную, клокочущую темноту моря и неба. Часто приближался я к носу парохода и любовался величественной картиной...
Я видел, как сначала нос парохода долго и высоко поднимался, как бы стремясь достичь остриями своими мимо проходящих облаков, но затем начинал спускаться в бездну, долго, долго, желая коснуться дна Японского моря, приветствуя Бога, живущего где-нибудь там, в глубинах земли... Луна порою видела все это, мелькая между отрывками облаков, порою закрывала лицо свое, как бы боясь появления тайфуна и кораблекрушения...

Душа моя умилилась от величественной картины волнующегося и грозно ревущего моря, и я, сняв шапку, кому-то молился, но не о спасении своем, а выражал я молитвой благодарность...
И тут я вспомнил, глядя на море, на луну и на облака, что недавно много воинов русских и японских ушли на дно... И слезы ручьем полились по щекам моим.
"Друзья мои милые! Спустились на дно вы великого моря, хотя и знали, что глубоко оно. Рыцари духа, безвестные герои, ибо только малую часть из вас вспомнит история пo именам, остальные будут неизвестны миру; но вы истинные рыцари духа, не из славы, почести или корыстолюбия, а из любви к родине не испугались волн разъяренного моря и спустились туда, и уснули там - иные, качаясь в волнах, иные в пасти рыб, акул и других чудовищ...

Да, награда вам будет богатая на солнце, когда оно станет планетой, будете вы в лучших формах, обнаружив здесь, на малой несчастной земле высокую любовь к родине своей и святую верность долгу".
Так вспоминал я моряков, погибших в прошлую войну, и плакал один на палубе, держась за медные шесты перил...
И сладко мне было от слез моих, и горестно моему сердцу... А волны между тем шумели, облака шли над головою, луна порою глядела на меня, она ведь тоже любит людей, а корма и нос неустанно качались вверх и вниз.
Под утро, когда заря стала заниматься над бушующим безбрежным морем, я, утомленный от дум о жизни человеческой, спустился тихонько в каюту свою и лег на койку, и уснул глубоким сном, нс ведая никакой морской болезни.

К 12 часам дня я проснулся и пошел в столовую завтракать. Там сидели англичанин и француз, а с ними вместе и капитан парохода. Шатаясь после бессонной ночи, пришел к нам и Кузьмич, который все чем-то страдал... Я заговорил с англичанином из Сиднея по-немецки и хвалил английских философов. Он или плохо знал немецкий, или мало понимал в философии, больше поддакивал, чем говорил, хотя был с виду очень солиден; когда я ушел от завтрака на палубу, он спросил про меня Костина по-немецки: "Не пастор ли он?"

- Нет, не пастор, хотя и проповедник, - ответил Кузьмич.
Француз же и капитан все время говорили по-английски о торговых делах востока, об оборотах Шанхая, Нагасаки, Сиднея и т.д.
Еще день прошел у нас на бурном море. К вечеру увидал я дым за горизонтом - это пароход шел из Цуруги во Владивосток. Парохода же не было видно из-за горба поверхности земного шара...
Следующая ночь прошла благополучно, как и день. Наступило второе утро.

И когда вышли мы с Кузьмичом на палубу, то увидали пред собою высокие лесистые берега Японии. Сердце затрепетало у нас в груди...

"Япония"! - мысленно твердили мы. А вдали, как детские игрушки, были какие-то постройки на берегу - то был город Цуруга.
Матросы, стоя около нас, говорили, что тайфун прошел в море в то время, как пароход юркнул в гавань Цуруги...
Счастливо избежали мы опасности.
Невдалеке от нас группа японцев стояла на борту парохода и глядела на свои родные берега: глаза у них были влажные от слез умиления. Японцы посмотрели в нашу сторону, желая убедиться, не плачем ли и мы от умиления пред высокими берегами таинственной Японии. Мы хоть не плакали, но поражены были высотою гор, возвышающихся над морем. Они тянулись далеко и где-то исчезали за горизонтом.

Пароход "Симбирск", близко подойдя к пристани Цуруги, остановился, а лодки уже плыли навстречу ему.
Не успели мы оглянуться, как стали заглядывать быстроглазые черные парни в двери столовой первого класса. То были японцы. Но официанты отгоняли их.

Наконец, вещи наши вынесены и положены в большую лодку к японцам и привезены на берег, в таможню. Маленького роста чиновники-японцы при осмотре были более чем деликатны.

   
Главная О нас Новости Друзья сайта Полезно Фото галерея Места погружений Снаряжение и оборудование Статьи Обучение Как нас найти
© 2005 TekForce.com.ua (Все права защищены)
Дизайн и верстка © 1998-2017 BraginDesign Studio